Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Видеоэкология
 
Медиками и психологами давно замечено: стереотипные здания из стекла и бетона отрицательно влияют на здоровье человека. Один из основоположников видеоэкологии, В.Филин объясняет: наши глаза постоянно совершают саккады – быстрые движения, 2-3 в секунду. Автоматизм их аналогичен работе сердца. Двигательный механизм глаз работает в активном режиме, непрерывно сканируя окружающее пространство. Движение глаз первично, а вторично – увиденная часть пространства или отдельная деталь, за которую глазу после каждой саккады необходимо «зацепиться». В естественной среде обеспечена полноценная работа глаз. А вот шахтеру трудно найти детали для фиксации взгляда, в итоге – профзаболевание «углекопный нистагм».
Искусственную среду необходимо насыщать видимыми деталями – глазу они нужны, как воздух легким. Увы, в градостроительной практике это не всегда соблюдается. Принц Чарльз в книге «Видение Великобритании: взгляд на архитектуру» заявил, что «современные зодчие нанесли вред больше, чем немецкие бомбардировщики». В наших городах видимая среда также становится все более противоестественной, создавая угрозу отклонений в зрении и психике. Она исходит от гомогенных и агрессивных полей. В гомогенном поле (голые стены, огромные плоскости из бетона и стекла, глухие заборы, монотонные подземные переходы, асфальтовые покрытия и т.п.) глазу не за что «зацепиться», от недостатка информации, поступающей в мозг, возникают неприятные ощущения. Борьба с «архитектурными излишествами» привела к возникновению вредной зрительной среды, а города стали просто некрасивыми. Опасны агрессивные поля (одинаковые и равномерные визуальные элементы): окна на стенах небоскребов, прямоугольные плитки на фасаде или тротуаре, сетки или перегородки из одинаковых деталей, гофрированные поверхности, кафель. В мозг поступает избыток однородной информации. Глаз не знает, какой элемент фиксирует, зрительная система в заблуждении. Жители новых микрорайонов окружены такими полями постоянно. Психологи считают, что это одна из важнейших причин возрастания агрессивности людей, особенно подростков. Около 70% обитателей таких домов не прочь уехать. Душевной привязанности к своему городу они не испытывают – отсюда вытоптанные газоны, запущенные подъезды, выходящие из строя лифты. Рост психических заболеваний по причине урбанизации подтверждает статистика ВОЗ: 80% пациентов психиатров страдают «синдромом большого города» – подавленным состоянием, психической неуравновешенностью.
Исправить что-либо в железобетонной конструкции сложно. Чтобы избавиться от гомогенной визуальной среды, надо красить стены, приделывать балконы, лепить бровки над окнами. Пока это малореально.
Печальный процесс разрушения визуальной среды охватил все города мира. Повсеместная убранизация опережала творческий потенциал архитекторов. Люди довольствовались тем, что есть (не до дворцов). Крепла строительная индустрия, навязывая унифицированные конструкции. Здания вытянулись на километры. Барьер между нами и естественной средой становится все выше и плотнее. Видеоэкология как область знаний сформировалась лишь в конце 80-х годов.
В 1972 году мир потрясло известие из США: 15 июля в Сент-Луисе, штат Миссури, был взорван жилой комплекс из стекла и металла (в 1951-м автор проекта Миноури Яисаки получил премию Американского института архитектуры!). Власти пошли на снос, чтобы покончить с очагом преступности и распада социальных связей. Московская мэрия начала в 1997 году ликвидацию Черемушек, не выдержавших требований нормального человеческого проживания.
Колокольни и башни в городе украшают его и создают акценты для фиксации взора. Перспективно коттеджное строительство. Пора ограничить рост городов. Большой город отторгает человека от природы и порождает экологические проблемы. Прогулки по лесу должны быть обязательными. Природа лепила наш глаз под себя. Отдых от прямых линий, углов, больших плоскостей и однообразной окраски необходим горожанину.